Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

     Недавно мне приснился сон.  Вроде,  это  был  я  и,  в  тоже  время, - и  не  я...  Как  будто  ветерок  принес  отголосок  какой-то  другой  жизни.  Мысли  и  чувства - очень  похожие  на  мои,  но  имеющие  странный  оттенок,  чего-то  иного...  К  тому  же,  в  этом самом самом  сне  мне  приснилось,  что  я  засыпаю  и  вижу  сон!...  Сон  о  чем-то  неразделенном.  Грустный. Нежный.  Сон  во  сне. Матрешка...

     В  'верхнем'  сне - я  прогуливался. Первая,  небольшая,  часть  прогулки  во  сне  прошла  под  мелким,  моросящим  дождиком.  Даже  не  дождиком. Так,  мелкая  водяная  пыль.  Вроде,  как  идешь  внутри  облака.  И  вдруг - быстрый  переход  к  солнечному,  теплому,  почти,  безветренному  дню. По летнему теплое солнышко, но почему-то, холодное, фиолетовое,  бездонное  небо.... Город  вокруг   вроде  и  знакомый,  но  и, одновременно,  совершенно  чужой...

     Не  знаю,  как  у  других  людей,  но  у  меня,  когда  я  иду,  мысли  выравниваются,  постепенно  сливаясь  в  неторопливую  реку,  и  медленно  текут  в  ритме  шагов.  Сначала  их  много:  разных  и  о  разном,  но  затем,  постепенно,  какая-то  одна  поглощает  все  остальные.  Мысли  о  делах  покрутились,  покрутились  и  ушли.  О  чем,  в  конце  концов,  там  думалось,  честно  говоря,  не  помню...

     Из  задумчивости  меня  вывел  звук,  похожий  на  собачий  лай.  Даже  не  лай,  а  так,  одиночный  'гав'.

     Пес  стоял  напротив  входа  в  аллею.  Встретив  мой  взгляд,  он  слегка  кивнул  головой  в  сторону  аллеи,  вроде,  как  приглашал  меня  туда  зайти.  Не  знаю  почему,  но  я  принял  это,  немного  странное,  приглашение  и  пошел  за  ним.

     Солнце  почти  зашло,  и  в  аллее  уже  обосновались  сумерки.  Да и время года изменилось. Начало осени. Это  была  очень  красивая,  каштановая  аллея.  Очень  длинная.  Постепенно,  размазываясь,  ее  конец  терялся  в  темноте...  Под  ногами  тихо  шелестели  листья,  нашептывая  что-то  свое..

     Вдоль  аллеи,  через  каждые  метров  пятьдесят,  стояли  скамейки.  Около  скамеек,  с  обеих  сторон,  примостилось  по  фонарю.  Пес  проводил  меня  до  третьей  скамейки  и  уселся  рядом  с  ней.  Я  понял,  что  и  мне  тоже  следует  присесть...

     Я  сидел  и  смотрел  на  падающие  листья.  Вы,  наверно,  тоже  часто  это  наблюдали,  но,  скорее  всего,  мимоходом,  особо  не  вникая  в  сам  процесс.  Мне  же  стало  интересно - и  я  начал  следить  за  листьями...

     Наблюдая  за  падением  одного  из  них,  увидел  его  тень.  Она  была,  совершенно,  не  похожа  на  лист  и  постоянно  менялась.  Она  то  съеживалась,  то  растягивалась,  почти  до  бесконечности,  сливаясь  с  темнотой  в  конце  аллеи,  то  становилась,  по  очертаниям,  почти,  похожей  на  лист,  который  ее  отбрасывал...

     Почему-то,  это  навело  меня  на  размышления  о  связи  слова  и  мысли.  Очень,  очень  редко,  слово,  полностью  и  правильно,  отражает  ту  мысль,  которую  хочет  выразить  человек.  Часто,  очень  трудно  подобрать  слова,  чтобы  твой  собеседник  понял  тебя  так,  как  ты  этого  хочешь,  а  не  так,  как  он  это  понимает.  А  иногда  мы  и  сами  говорим  одно,  а  думаем  другое...  А  бывает  и,  вовсе,  прячем  за  словами  второй,  а  то  и  третий  смысл.  Слово  может  быть  одно,  а  мыслей  за  ним  несколько  - и  наоборот.  Как  и  тех  же  теней  от  падающего  листа,  за  которым  я  наблюдал.  Их  было  две,  так  как  фонари  стояли  с  каждой  стороны  скамейки,  а  лист  падал  почти  посередине.

     Часто,  мы  бы  и  хотели  все  сказать - как  есть,  но,  по  различным  причинам,  не  делаем  этого,  маскируя  свои  мысли  общими,  может  и  хорошими,  но,  в  общем-то,  ничего  не  значащими  словами...

     Так,  незаметно,  под  тихие  шорохи  уже  упавших  листьев  и  мерное  мельтешение  падающих,  я  заснул,  проваливаясь  в  еще  более  глубокий  слой  сна.  И  этот  мой  'сон  во  сне'  принадлежал  ей,  но  не  конкретно  кому-то,  а,  именно - ей.  Как  объяснить  это  чувство  и  состояние - я  даже  не  знаю...

     Я  чувствую  себя  супер  галантным  кавалером.  Я,  наконец-то,  смог  уговорить  ее  сходить  в  ресторан.  Этот  ресторан,  почему-то,  оказался  на  Елисейских  Полях  в  Париже.  Сон - есть  сон...  Небольшой  уютный  зал,  несколько  свободных  столиков.  За  один  из  них,  мы  и  присаживаемся.  Тихо  играет  скрипка.  Подходит  официант,  и  мы  заказываем  по  бокалу  шампанского  и  фирменный  салатик.  Шампанское - имени  той  самой  вдовы,  которая,  став  вдовой,  сумела  продолжить  семейное  дело,  да  так,  что  прославилась  на  весь  мир.  Как  не  странно,  заказ  я  делаю  по-французски.

     Она  сидит  и  думает  о  чем-то  своем.  На  ее  лице  играет  милая  улыбка.  Ей  хорошо,  а  это - самое  главное...  Мы  не  разговариваем,  сидим  молча  и  наслаждаемся  мгновением.  Иногда,  наши  глаза  встречаются,  и  она  улыбается  немножко  шире.  В  ее  глазах  пробегают  веселые  чертики.  Наконец,  шампанское  выпито,  салатик  съеден, - и  нам  приходиться  уходить...

     Но  сон  не  заканчивается.  Прогулка  по  Парижу  продолжается.  Мы  идем  к  Эйфелевой  башне.  Сворачиваем  к  набережной  Сены  на  каштановую  аллею.  Здесь  тише  и  более  умиротворенно.  Не  помню,  сколько  это  занимает  времени  в  реальности,  но  во  сне - мы,  почти  сразу,  выходим  на  мост  перед  Эйфелевой  башней.  На  нем  очень  много  туристов  и  продавцов  сувениров.  У  одного  из  них,  она  выбирает  себе  брелок  с  видом-миниатюрой  Нотр-Дам.  Купив  билетики  до  самого  верха,  садимся  в  лифт  и  едем  именно  туда,  минуя  первую  и  вторую  площадку.  Во  сне,  мы  доезжаем  сразу  до  верха,  хотя  в  реальности - нужно  делать  пересадку  на  втором  уровне,  с  одного  лифта  в  другой.

     Вот  мы  и  наверху.  Далеко  внизу,  под  нами  лежит  Париж.  Она  берет  меня  под  руку,  и  мы  медленно  обходим  площадку.  Вечный  город  любви - как  на  ладони.  В  голове  кружится  много  красивых  слов,  но  сказать  я  их  не  решаюсь,  чтобы,  не  дай  Бог,  не  испортить  ее  хорошее  настроение.  Ветер  треплет её  волосы.  Она  смотрит  на  город,  и  на  ее  губах  витает  улыбка  Джоконды.  Она  красива,  как  никогда...

     Уже  стало  темнеть.  Мы  снова,  оказались  рядом  с  набережной  Сены,  на  каштановой  аллее.  Где-то  в  глубине,  слышалась  чарующая  музыка.  Не  сговариваясь,  мы  двинулись  к  ней.  На  траве,  под  огромным  каштаном,  сидел  молодой  француз  и  слушал  свой  магнитофон.  Музыка  лилась,  захватывала  и  уносила  куда-то  в  мир  мечты.  Она  отошла  от  меня,  вышла  на  полянку  между  каштанами  и  стала  танцевать.  Ее  тело  кружилось,  как  листок  на  ветру.  Ритмичная,  нежная  музыка  порождала  красивые  движения,  которые  завораживали  и  манили...

     Молодой  француз,  сначала  удивленно,  а  потом  с  восхищением,  смотрел  на  нее.  Затем  он  перевел  взгляд  на  меня  и  поднял  большой  палец  вверх.  Он  был  ею  покорен.  А  она  танцевала  все  красивее  и  красивее,  сливаясь  воедино  с  музыкой,  вечерней  темнотой,  Парижем  и  шаловливым  ветерком,  набившимся  ей  в  партнеры...

     Музыка  закончилась,  ветерок  умчался  искать  следующую  партнершу.

     Она  остановилась,  открыла  глаза  и  пошла  по  алее.  Я  догнал  ее,  взял  под  руку,  и  мы  пошли  в  вечернюю  мглу  набережной  Сены.  Позади  яркими  огнями  сияла  Эйфелева  башня.

     По  реке  проплывал  прогулочный  катер,  с  кучей  горластых  туристов.  Видимо,  очнувшись  от  её  чар,  что-то  закричал  нам  вслед  молодой  француз.  Мы  обернулись,  помахали  ему  на  прощание  и  пошли  дальше.  Как  ни  странно,  я  снова  понял,  что  он  сказал.  Это  были  какие-то  стихи.  На  русском,  они  звучат  примерно  так:

'Женщина  -  дар  природы,  музыки  и  огня.

Лечит  она  иль  мучит  -  нам  все  одно - любить,

и разве  есть  выше  участь,  нежели  рядом  быть?!.'

     Я  проговорил  их  вслух.  Она  посмотрела  мне  в  глаза,  и  мы  поняли,  что  прогулка  заканчивается.  В  ее  глаза  заглянула  грусть,  а  еще  там  было...  разрешение...

     Я  почувствовал  упругость  ее  губ - и  проснулся...  А  потом,  еще  долго  сидел,  не  открывая  глаз,  вновь  и  вновь  переживая  нашу  прогулку.

     В  голове  крутились  разные  слова  и  фразы.  Они  летали,  как  осенние  листья,  падали  дол  и  пропадали...

     На  аллее  было  уже  темно.  Яркие  пятна  фонарей  делали  окружающий  сумрак  еще  более  темным.  Пса  рядом  уже  не  было.  Это,  видимо,  означало,  что  пора  уходить.  Я  встал - и  проснулся  по-настоящему.

     Вот  такой,  вот  странный  сон.  Было  впечатление,  что  я  видел  не  сон,  а  прожил  частичку  жизни.  Своей  или  чужой - понять  было  невозможно...

     Я,  потом,  неоднократно  пытался  найти  эту  аллею.  И  нашел-таки.  Но  было  одно  'но'.  Аллея  оказалась - нарисованной!..  Встречали,  наверное,  такие  рисунки.  Сейчас  их  стало  довольно  много.    Аллея  была  нарисована  на  глухой  стене  какого-то  склада,  выходящего  этой  стеной  на  улицу.  Это  был  очень  красивый  и  реалистичный  рисунок...

Комментарии (0)

Средняя оценка 0 из 5 согласно 0 голосам
Комментарии отсутствуют

Оставьте свой комментарий

  1. ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Вложения (0 / 3)
Поделиться вашим местоположением
©2021 SixWorlds

Please publish modules in offcanvas position.